Подняться
вверх

Птаха поговорил с Батиштой для журнала Billboard

Птаха: Прошло всего десять лет, а ты из андеграундного рэпера превратился в мейнстрим-артиста. Как это вышло?

Батишта: Я вырос за эти годы, а отечественный рэп — нет. Тут на пять веселых групп приходится двадцать андеграундных, где мусолят одни и те же мрачные темы. Мне, человеку взрослому, неинтересно слушать 16-летнего мальчика, жалующегося, что у него в городе все плохо, жизнь — говно, но пиво в подъезде и друзья с травой его спасают.

Птаха: А ты себя вспомни в том возрасте…

Батишта: У меня были песни, которые сейчас смешно слушать. Но это ведь как бокс: первые полгода ты никто, мешок, потом у тебя уже поставлен удар, через пару лет ты выходишь на ринг, получаешь люлей, а через пять — можешь дать сдачи.

Птаха: Это понятно. Но откуда этим мальчикам взять позитива? Они не в тех условиях существуют.

Батишта: А все от того, что в русском рэпе мало кто знаком с понятием «социальная ответственность». В Америке на каждом диске с ненормативной лексикой и сомнительной тематикой есть соответствующая наклейка. Продать ребенку такой диск — уголовное преступление. У нас же 14-летние дети слушают самый беззастенчивый рэп, и группа Centr, кстати, внесла в это свою лепту.

Птаха: Но мы делали хип-хоп-революцию, а революции, как ты знаешь, без крови не бывает…

Батишта: Согласен, но не хочу, чтобы мой сын слушал такой рэп. Ты сам-то хочешь?

Птаха: Я его дочке ставлю, благодаря мне она воспринимает все в правильном контексте.

Батишта: Это благодаря тебе. А если нет старшего, который объяснит…

Птаха: Сейчас вообще нет такого понятия — авторитет старшего, это проблема нашего времени. А у нас все песни на тему замутов заканчиваются либо болезнью, либо смертью, либо статьей. Других вариантов нет.

Батишта: Но если в песне есть слова, которые могут воспринять буквально — ну сделай ты скит, и в нем все объясни. Мы с тобой через это прошли, и через многое еще пройдем.

Птаха: Я сам помню, как в детстве смотрел фильмы про драгдилеров и думал, что это круто – быть драгдилером.

Батишта: Ты про наш любимый фильм «Живот» (Belly). Был один там герой в исполнении DMX, реальный отморозок, и Nas, который хотел получить денег и свалить с девушкой. А получилось так, как получилось – пути Господни неисповедимы. В целом же в русском рэпе для меня сейчас пора безвременья, я могу выделить лишь несколько коллективов.

Птаха: Каких же?

Батишта: Буду банален — мне понравилась последняя работа Касты. Они вышли на новый уровень с музыкальной точки зрения.

Птаха: Ну, это непоколебимый монолит хип-хопа, они занимаются музыкой как таковой, не замыкаясь в жанре, если не считать проекта Хамиль и Змей.

Батишта: Я слушал только их сингл «ХЗ» и подумал, что это настоящий ветхозаветный рэп. Пацаны показали мастерство.

Птаха: Единственное, что я не совсем понял в новой Касте — обнаженного Хамиля в клипе «Закрытый космос».

Батишта: Но согласись, для него это шаг вперед. Ему сказали, что, раздевшись, он выйдет на новый виток в своем творчестве, он и согласился (заливаются смехом). А заметь: Хамиль разделся, и мы здесь это обсуждаем. Главное — вызвать эмоции, хуже — когда их нет.

Птаха: Какой бы ни был, а пиар все-таки нужен.

Батишта: (шутейным тоном) Кстати, Давид Борисович, я недавно обнаружил ваш обмен диссами с Драго. Объяснитесь, пожалуйста.

Птаха: Я угорал просто, не ожидал такой волны. Это как снежный ком: он неуважительно отозвался о Centr’е, я ответил, пошло-поехало, но так никуда и не приехало.

Батишта: А вот еще я увидел ответ Slim'а на «100 строк» Гуфа. Мне вообще интересны сторителлинги. Для тех, кто не знаком с рэпом: сторителлинг, рассказывание историй –одна из интереснейших ниш в этом жанре. Так вот, сюжет там интересный, но у меня возникли вопросы. Правда, я не слышал трека, на который Slim отвечает. Но будь я Гуфом, меня как мужчину обидел бы пересказ драки в кафе («сидел под столом и орал от страха»). Если честно, это очень жестко, просто удар по яйцам.

Птаха: Когда нас вынуждают говорить, мы всегда говорим только правду. Это важно понимать всем, кто пишет на нас диссы. Если нас не трогать — мы будем молчать.

Батишта: Леша (Гуф) добродушный парень, насколько я его знаю. Мне не понятно, почему он сделал такой ход в адрес Centr’a — вы же были как братья! А если его спросить, уверен, он скажет, что это вы накосячили.

Птаха: На самом деле, вопрос в том, почему мы расстались. Случилось это не потому, что мы ему завидовали. Истинная причина развала коренится в событиях 6 июня 2009 года в Луганске.

Батишта: Была какая-то неприятная ситуация?

Птаха: Да, но мы ее не разглашаем, опасаясь за моральное и психическое здоровье Гуфа.

Батишта: Ну тогда не будем больше об этом. У вас-то сейчас все нормально?

Птаха: Да, мы записываем «Легенды Про CENTR» — это совместный проект Centr и группы Легенды Про, музыку делают Ahimas и Slim. Да что мы все про нас! Помнишь, когда мы с тобой познакомились в 1999 году, ты называл себя учеником Лигалайза?

Батишта: Тогда все считали себя учениками Лигалайза.

Птаха: Он до сих пор твой учитель?

Батишта: Мы же говорим правду в этом интервью? Я подражал его стилю, потому что Лига — единственный человек, побывавший в Конго и впитавший африканскую культуру. Он вскрыл матрицу ритмического рэпа. До него в России были бубнилки, виннипух-стайл. Никто не умел ни свинговать, ни синкопировать, никто не читал с оттяжкой. Все читали стихи. Притом, что стихами наша страна действительно богата. Возможно, еще Америка может посхвастаться Talib Qweli или Mos Def, но у нас-то был Пушкин! Тогда, в 1999-м, я познакомился с Пансом (N’Pans) и в 2000-м стал единственным белым в его Братьях Наличных. А в 2000 году уже вышел с Легальным бизнесом на фестивале «Рэп Мьюзик». За два года я, выходит, встал с Лигой на одну сцену. Но сейчас, когда я звоню: «Андрюша, давай встретимся!» – он либо просто не отвечает, либо соглашается и пропадает. Я понимаю – у всех есть заботы, семьи… Как-то все поменялось. Все, с кем я общаюсь, сходятся в одном – никто не понимает сегодня его системы координат.

Птаха: Он сейчас делает биты.

Батишта: Класс! Но где они? Я слышал проект «Львиное сердце»…

Птаха: Это его подопечный. Сейчас он сам готовит к выходу альбом «Ярость». Биты, говорят, трушные.

Батишта: Лига, как бы то ни было, – история хипхопа.

Птаха: Он, кстати, скромный парень, хоть и с заморочками, но хотя бы не кричит, что он «папа русского хип-хопа».

Батишта: Да, в отличие от Влада Валова (смеются). Любителям Bad Balance могу рассказать историю. Во время выступления DMX мы стояли с друзьями за кулисами, вдруг вбегает Влад с криком: «Вас DMX в ж**у е**т! Он под фанеру читает!» — и, почему-то обратившись ко мне: «Иди на сцену, въ**и ему!»

Птаха: (смеется) А сам-то он почему не пошел?

Батишта: Не знаю, он вообще единственный тогда напрягался. (Саркастически) Если нас читает сейчас кто-нибудь из тусовки Шеff’a — ребята, мы очень боимся диcреспекта от Влада.

Птаха: Он постоянно диссит френдов в интервью. А недавно предложил через Банана из «Игры слов», дабы завоевать его уважение, выступить на Rap Music, готов был сделать нас одиннадцатыми, кажется.

Батишта: Ну, ребята, вы упустили свой шанс! Он давал вам карт-бланш! (смеются)

Птаха: Так, с этим понятно, проясни теперь историю о плагиате.

Батишта: Я догадываюсь, что речь о «Коламбии пикчерз». Ребята, чтобы вы понимали. У группы Банд’Эрос песни пишутся по 3-4 месяца. Это подбор звуков, аранжировка, поэтому мы выпускаем один альбом в четыре года. Это очень тяжело. Песня была записана еще до выхода Just a Little Bit. Вот в чем ирония – она была записана еще до выхода тех песен, с которыми ее сравнивают, и просто лежала на полке в ожидании своего часа. Первой мы выпустили «Бум сеньорита», и она сразу же канула в Лету, «Не зарекайся» тоже не вызвала сильного ажиотажа. Мы в этот сингл накидали слишком много того, что народ на тот момент не смог осилить. Например, я читаю там строчки: «В айпод скинь свежих сиди», – и показываю айпод, а его тогда многие люди в глаза не видели. А потом появилась «Коламбия» – красивый хип-хоп трек, который выстрелил. А через две недели вышел «Just a Little Bit» 50Cent! И все закричали нам: плагиат! Потому что флейточка такая же... А тогда флейты были модной тенденцией. Позже Лига выпустил «Будущих мам» — тоже с флейтой, но тут все вопросы к нему.

Птаха: Конфликта с ним не было?

Батишта: А мы на разных поприщах. Мы даже на r’n’b не претендовали и считали себя качественным поп-проектом.

Птаха: Тем не менее, вас дважды номинировали на «лучший хип-хоп-проект» на Муз-ТВ, а сейчас это произошло снова. Кстати, твои оценки номинантов нынешней премии: вы, Баста, 5sta Family, Noize и Guf.

Батишта: Я рад за всех, но удручает, что из года в год одно и то же.

Billboard: Следует сказать Тимати спасибо за то, что хотя бы он не выпустил в этом году альбом.

Батишта: Тимати выпустит сейчас альбом на английском языке, уйдет на запад, будет получать реально хорошие деньги. Я смотрел в ютьюбе его живое выступление в Каннах со Снуп Доггом (Snoop Dogg). Снуп приехал, люди кайфуют, я честно за них рад.

Птаха: Даже мне понравился недавний клип Тимати. Вернемся к вам. Один из вас — Руслан — ушел из группы. Из-за денег?

Птаха: Слышал, его заменит Рома Пан?

Батишта: Роман Пан заменит меня: к моменту выхода журнала я уже покину группу Банд’Эрос.

Billboard: Вот те раз!

Батишта: На протяжении двух лет я собирал команду и накопил много сольного материала.

Птаха: Сделал бы сайд-проект…

Батишта: Нет, Банд’Эрос – это сатира. За песню «про красивую жизнь» нас обвиняли в легализации гламура. Но вчитайтесь – там стеб! А я, старый Батишта, люблю рубить сплеча, ого-го! С БандЭрос это не вяжется. Хотя на втором альбоме, «Кундалини», есть очень жесткие вещи, за которые могут спросить. «В гуме, в цуме и в Думе… вопрос просто в сумме» – про фээсбэшников. Я шесть лет в коллективе, мне скоро 28, а к 33-м я бы вообще сошел со сцены, продолжая заниматься музыкальной деятельностью. Еще шесть лет в группе я бы не выдержал. Конечно, мы поднимали и социальные темы, и стеба было много. Но то, что я буду делать один — ирония, жестковатая даже для Банд’Эрос. Вспомни: до Банд’Эрос я был и клубным MC, и сольным рэпером, плюс занимался фристайлом.

Птаха: Да, ты баттлил. У тебя еще был конфликт с Noize MC. Сейчас с ним общаетесь?

Батишта: Когда пересекаемся — руки жмем, но мы не друзья. С ним забавная ситуация: он нас диссил, мол, продюсер нас и в хвост, и в гриву, а потом продюсером Нойза стал менеджер группы Банд’Эрос Гриша Зорин (смеется).

Птаха: Сейчас фристайлишь вообще?

Батишта: Дома иногда разгоняю. Со временем, если не заниматься каждый день, это притупляется. Опять же: В Америке фристайл – это прежде всего техничность, панчлайны, аллегории, а у нас – бубубубубу. Соревнуются, кто больше соберет рифм и опустит оппонента.

Птаха: Здесь только бить по лицу остается.

Батишта: В России все режут правду-матку. А в Америке любой рэппер – это актер. Те же 50Cent, Eminem, T.I. даже Dr.Dre – у меня большой вопрос: гангстер он или нет? В Америке хип-хоп-индустрией управляют очень грамотные евреи. А сколько там заносят на радио: даже не миллионы, а сотни миллионов! Та же Рианна (Rihanna) – вчера Александр Анатольевич, общавшийся с ней, рассказал: она петь не умеет, и в жизни она так себе. Но как ее Jay-Z преподал, что на нее весь мир дрочит! При стоимости концерта около 100000$ на одном только мерчендайзинге и продаже в iTunes она получает столько денег! Но и приносит немало!

Птаха: У нас еще считается, что альбом, на который ты потратил год-два, нужно в итоге выложить в интернет для бесплатного скачивания.

Батишта: Чтоб потом его назвали говном. Никитин в своей статье в Billboard по поводу тяжбы с мальчишкой из «ВКонтакте» совершенно правильно сказал: неужели 50 копеек тяжело заплатить за трек и поддержать музыканта?
Птаха: Как ты думаешь, почему рэперы, которые считались «трушными», превращаются в фейк, принимая на себя образ клоуноподобных «пацанчиков на кортах»?

Батишта: Если ты про Сяву, то это грамотный продюсерский проект…

Птаха: А до меня доходили слухи, что он был замечен в однополых контактах. Я сам свечку, правда, не держал, но при встрече задам ему вопрос.

Батишта: Не исключено, что и про тебя, и про меня то же самое говорят (смеются). Если тебя в нашей стране называют пидором — значит, ты чего-то добился. Кроме того, на каждый вопрос всегда найдется ответ. Ни для кого не секрет, что Рома Жиган отбыл срок, звезды у него неспроста набиты. А на «Битве за респект» он Путину руку пожал. И на вопрос, как это соотносится с понятиями, он ответил: «Вы, кто не отбывал наказание, – не понимаете, что такое амнистия». За это он жал руку. Каждый человек может объяснить свои действия. И ты, хотя у меня много вопросов к группе Centr, тоже мне все объяснил.

Птаха: С чем связан отказ группы от кокаина и алкоголя?

Батишта: Подколол! (смеется)От алкоголя никто не отказывался, у нас даже в райдере бутылка виски и бутылка красного вина. А что до кокаина… наркотики – это зло, а мы со злом никогда не дружили. К тому же, вещества, произведенные в 10 тысячах километров отсюда, доставляются в известных местах, а у меня обоняние очень развито (смеются).

Птаха: Кто вас продюсирует?

Батишта: Продюсера, такого как Пригожин или Крутой, у нас никогда не было. У нас есть продюсер в западном понимании слова – Саша Дулов. Он джазовый музыкант, написавший всю музыку и слова всех женских партий. Поэтому я называю его автором идеи проекта Банд’Эрос.

Птаха: Вот у вас в группе 2 парня и 2 девушки. Не было ли у вас, ну ты понимаешь – интимных приключений?

Батишта: Ты знаешь, с оргиями мы закончили еще в 1897 году (смеются). Нет, если серьезно – даже потуг не было. Две красивые девчонки, но за пределы работы твои мысли о них не распространяются. Ты же на Слима тоже только по-деловому смотришь?

Птаха: Он не в моем вкусе. (Смеются) Меня все же не оставляет мысль о замене тебя Ромой Паном. Мне кажется, что без тебя группа потеряет часть шарма.

Батишта: Полностью он меня не заменит, но в этом и кайф. У меня был образ интеллигентного рэппера, хотя и с подъебочкой. А Рома – он настоящий рэппер. Он спортсмен, самбист. Я над стихами работаю по 2-3 месяца не потому, что я чопорный, а потому, что мне интересно работать с ритмикой, с образами. А есть рэпперы, которые не заморачиваются, как Вася Баста. Он пишет пачками: дщ-дщ! Может быть, и я писал бы больше, но у меня никогда не было личной студии – я бы там жил, клянусь.
Птаха: А я и живу либо на студии, либо на гастролях.

Батишта: Это правильно. Я так и объясняю маме своего ребенка: либо я сейчас работаю, чтобы потом ни в чем себе не отказывать, либо я сейчас дома – и хер его знает, что будет через десять лет. Плюс я хотел бы показать людям, что не все так плохо, что есть другое восприятие реальности даже в нашей загадочной стране, где тебе полощут мозги по телевизору.

Птаха: Сколько денег вы получили за рекламу Pepsi?

Батишта: Я скажу, сколько получил: по-моему, в районе 150 тыс. рублей. Деньги просто разделили между участниками проекта, а оставшиеся пошли на общее дело группы Банд’Эрос. Общак в России никто не отменял!

Птаха: Может, пора из рекламы в полноценное кино перебираться?

Батишта: 15 апреля премьера фильма «Свадьба по обмену», где мы снялись в эпизоде, а Саша Дулов, наш музыкальный продюсер, сделал крутой саундтрек. А на игровые роли, вот как тебя, не приглашают.

Птаха (пренебрежительно): Ну, какие у меня роли?

Батишта: В «Жаре» ты отлично сыграл.

Птаха: Ну да, и, честно говоря, хотел бы продолжить. Если это интервью читают люди из мира кино – я с радостью сыграю латиноса. (Смеются). Все кричат, что наш шоу-бизнес мертв, потому что все запечатано в стилистических ярлыках. Мы вот собираемся с диджеем Смэшем сделать грязный и провокационный трек, но как это воспримут?

Батишта: Кстати, извини, а группа Centr дает корпоративы?

Птаха: Кушать нужно всем.

Батишта: А ваши поклонники понимают, что нужно кушать? Вот группу Банд’Эрос за стяжательство честили почем зря очень многие брутальные самцы нордического характера.

Птаха: Это формат людей hip-hop.ru. Ребята, никакой рекламы сейчас! Если начинается у тебя звездная болезнь – надо зайти на сайт, найти свою тему и почитать, что про тебя люди пишут. Звездной болезни как не бывало!

Батишта: Ты отправляешься под плинтус.

Птаха: Ты понимаешь, что ты конченый урод, бездарность и дебил.

Батишта: Едешь с прочими бездарностями в боковой плацкарте у туалета.

Птаха: Настоящим быть не значит кричать: «Я только за тру, я самый лучший!» Я считаю, это уже проблема.

Батишта: Только афроамериканцы могут говорить, что они лучшие. У нас ведь какая еще проблема: в стране нет мечты. В Америке есть американская мечта: деньги, слава… Можно к этому по-разному относиться, но в России даже этого нет.

Птаха: У тебя есть мечта?

Батишта: Есть, глобальная. Когда я жил в Чебоксарах, идя в широких штанах из своего двора в соседний, рисковал отхватить люлей раз пять. Повсюду сидят гопники, которые спрашивают за все! Почему-то у нас в стране не любят людей, которые выделяются. Все какое-то серое, и люди не живут, а выживают. А я мечтаю, чтобы наши дети думали о совсем других вещах и жили лучше, чем мы. Нам не хватает доброты, как только мы станем добрее, все будет здорово!

05-05-2011 Категория : Статьи | Добавил : bashmacha | Теги : Просмотров : 1 598 :


На этой странице вы можете скачать бесплатно Птаха поговорил с Батиштой для журнала Billboard без регистрации и оплаты. Для вашего удобства, материал размещен на нескольких популярных файлообменниках где вы сможете скачать быстро и на высокой скорости. Вы так же можете дать оценку Птаха поговорил с Батиштой для журнала Billboard (2015) и оставить отзыв о релизе или выразить ваше мнение о творчестве исполнителя. Если данный материал нарушает авторские права исполнителя, сообщите об этом через обратную связь. Rap-content.ru представляет материал исключительно в целях ознакомления