Подняться
вверх

Oxxxymiron и Porche "Большое Интервью" (01.04.2016)

Совместное интервью двух иностранцев, перекроивших карту русского рэпа.
Комментарии
 
238



Микстейп "King Midas” и альбом "Горгород", Лондон и Санкт-Петербург, как записываться в студиях и просыпаться наутро на лавочке в парке — всё это и намного больше в массивном интервью Oxxxymiron'a и Porchy для The Flow. Вы захотите это обсудить, как и дождаться дебютный для эмси-битмейкера из Португалии микстейп "King Midas", выход которого состоится со дня на день.


Порчи, откуда такое название у альбома, "King Midas”?

Порчи: Посыл сравнения с легендарным королем Мидасом, превращавшим все в золото, прост, хоть и не шибко скромен: любой трек становится лучше, если на нём есть я. Озаглавить так релиз — это, конечно, смелый шаг, но в то же время, я знаю, на что я способен. Остальные, конечно, могут со мной не согласиться — ну и к чёрту их.

Сразу оговорюсь, что это не альбом. К работе над дебютным альбомом приступлю уже после. "King Midas” гораздо ближе по духу к микстейпу. Несмотря на то, что многие знают, кто я, у меня не было выпущено ни единого сольного релиза. Стартую микстейпом, а потом ждите альбом. 


Меня удивило, насколько он непохож на готический и минималистичный "Горгород”, с которым слушатель тебя как саундпродюсера ассоциирует. Он звучит прогрессивно, там намешан целый ворох жанров. 

П: Одна из моих главных целей — выпускать музыку, которая понравится всем, не ограничиваясь одной категорией слушателей или единственным жанром. У меня есть песни, которые понравятся фанатам хип-хопа, R&B, рока, грайма. Если охвачу сразу несколько категорий слушателей — я победитель. 


Он получился таким, как ты планировал? Что тебе самому не нравится?

П: В первую очередь не нравится то, что он на 70% состоит из материала, записанного 2-3 года назад. Там есть и свежие вещи, но запомни эти слова, мой альбом будет абсолютно не похож на этот тейп. Главной творческой задачей "King Midas” является демонстрация полного спектра того, на что я способен: пою, читаю рэп, читаю грайм, сам пишу музыку. Всё могу. 


Мне показалось, что главной темой тейпа является ощущение вечного чужака. 

П: Определенно. С самого детства я переезжал с места на место. До 10 лет я рос в Лиссабоне. Дальше была Англия, где моя семья сменила несколько городов, пока не осела в Ипсвиче. На новом месте приходилось учиться адаптации к непривычным условиям — и нигде я не задерживался на достаточное для ассимиляции время. Теперь вот живу в России. Я лишен ощущения дома, поэтому чувствую себя изолированным, где бы ни был. Ты верно заметил, в песнях тейпа встречаются метафоры про "Чужих”, про инопланетян.


Если бы пять лет назад сказали, что жить и зарабатывать деньги ты будешь в России, как бы ты отреагировал?

П: Сказал бы: "Да ты с ума сошел!” (смеется). Пять лет назад и подумать о таком не мог, ни за что. Я тогда жил в небольшом английском городке Ипсвич, откуда родом много музыкантов, например, Ed Sheeran.


Видел ваше с ним старое фото. Знакомы?

П: Мы выступали вместе до того, как он прославился. 


Можно провести параллель между его мультижанровостью и тем, что делаешь ты.

П: Это особенность всех чуваков из британской провинции. Мы живем на периферии и музыку слушаем совсем не похожую на ту, что слушают наши ровесники в больших городах. В то же время, мы любой ценой хотели переехать в мегаполис и быть похожими на его жителей, ведь там водились реальные бабки. Так вот, делая музыку, которая могла бы понравиться слушателям, скажем, из Лондона, мы стали смешивать жанры, которые слушали у себя с музыкой, которая звучала у них. Смешение жанров было неизбежным.


Почему быть иностранцем в России — отстойно?

П: Могло быть и хуже: я мог быть чернокожим (смеется). Проблемой, конечно, является незнание языка, но это лично моя проблема, что я до сих пор не смог его выучить. Мне здесь нравится, Россия — это круто, но я всё-таки португалец. Мне нужно солнце. 

Из отстойного: в последнее время люди вокруг странно реагируют, если слышат, как мы с Окси разговариваем на английском. Причем, года три назад они были готовы общаться на моём языке, а сейчас в ответ всё чаще звучат фразы типа: "Ты почему со мной не по-русски говоришь?” Мы с Окси недавно зашли в магазин и негромко переговаривались на английском, после чего продавщица начала сверлить нас взглядом и на повышенных тонах просила общаться потише. Но она, конечно, высадилась, когда я ей в ответ улыбнулся и по-русски ответил: "Спасибо большое”. Раньше было не так.


Ты не пытался выучить язык?

П: Пробовал. (Сходу переходя на русский) Я понимаю чуть-чуть, но не могу говорить, потому что это очень тяжело. 


Какие из русских слов ты употребляешь чаще всего?

П: "Пиздец!” В Лондоне я так и общаюсь: "Блядь! Пиздец! What the fuck is going on?”, — используя его в значении негативном; "Man, this track is pizdets!”, — в значении "круто”. Нужно знать, как послать человека нахуй на любом языке.


Насколько знаю, в Лондон ты приехал в 2000 году. Что было до этого?

П: Рос в Лиссабоне, ходил там в школу до 5 класса. Всё ещё чувствую сильную связь с Португалией, помню язык. Я был единственным белым ребёнком в чёрном районе. Португалия ведь в своё время колонизировала много африканских стран, и соотношение черного и белого населения там пятьдесят на пятьдесят. Это одна из проблем России — она слишком белая! (смеется). Что я могу рассказать о своём детстве? Я был хулиганом, бунтарём. Всё время проводил на улице, гонял в футбол. Весь район слышал, как мама, высунувшись из окна, кричала: "Дарио, домой!”, мобильных ведь не было тогда. Я — обычный стрит-кид. 


Псевдоним "Porchy” — это от английского "Portuguese (португалец)”, верно?

П: Так меня стали называть в старшей школе. Сначала я это терпеть не мог. Говорил: "Какого черта? Меня зовут Дарио, зовите меня Дарио!”. А чуваки в ответ: "Неа, теперь ты Porchy”. По окончанию школы я решил: "Знаете, что? Я уже отзываюсь, когда меня зовут "Porchy”, так что, пожалуй, оставлю это имя и тем самым превращу нечто негативное во что-то конструктивное”. 


В одной из песен микстейпа, "Not For the Image”, ты рассказываешь о том, что неоднократно задерживался полицией.

П: Я был дилером. И занимался этим, потому что был на мели, потому что не было другого выбора. Отсюда и название трека: это было не для имиджа. Сейчас много чуваков кичатся в своих текстах, мол, делал это, делал то. Особенно в России! Тут чуть ли не все рэперы "уличные”, но я что-то никого не видел на улицах. 


Лид-сингл в поддержку одноименного дебютного релиза Porchy, не передающий, впрочем, его настроения и звучания.


Сколько раз тебя задерживали?

П: Три или четыре. Мы же не о тюремных ходках, я о пенитенциарном, краткосрочном заключении. Самым долгим сроком задержания у меня было два с половиной дня. 


Долго торговал на улицах?

П: Начал в 16 лет — и где-то до 22-х. Но я двигался по-умному, имел дело с небольшими партиями. 


Попадал в ситуацию, когда твоей жизни что-то угрожало?

П: Пережил несколько крупных аварий. Однажды, в возрасте лет 15, мы ехали вместе с отчимом, и чуть вдребезги не разбили машину. Чуть голову не размозжил. Когда мне было 19, мы с друзьями катались по пьяни. Водитель — пьяный вдрызг, мы все — никакие. Машина перевернулась. Эта авария стала для меня тревожным звоночком, и научила держаться подальше от мудаков.

Были и такие случаи, когда я создавал угрозу для жизни других. На меня напали пятеро лондонцев, целенаправленно приехавших в мою деревню, Ипсвич, для разбоя. Это произошло незадолго до моего 18-го дня рождения. Они сказали, чтобы я отдал им все деньги и телефон. А до этого они же избили моего друга. Я увидел его лежащим на полу и, будучи в стельку пьяным, устроил погоню за нападавшими. Знаешь, как бывает, выпил — и расхрабрился. Ну и погнался я за этими пятью чуваками. Они напали в переулке, потащили меня в тоннель — и давай выворачивать карманы. Тут я достаю раскрывающийся нож и наношу два удара ближайшему из них. Именно тогда я и пробыл за решеткой дольше всего. К счастью, в Лондоне на каждом шагу установлены камеры наблюдения, и следствие смогло установить, что это была самозащита. Этот случай вроде и не относится к разряду "опасно для жизни”, но когда на тебя нападают пятеро, случиться может всякое. Например, они могли бы выхватить мой нож и прирезать меня же на месте. К счастью, полиция прибыла спустя 5 минут после того, как на меня напали. Они меня еще и повязали! (смеется)


Тебя? А нападавших?

П: К моменту прибытия на место они еще не видели материалов, заснятых камерами. Лезвие ножа застряло в животе у того парня, а в руке у меня осталась только рукоять. Я отшвырнул её подальше, чтобы избавиться от вещдоков, но когда машина прибыла, чувак начал кричать полиции: "Вот он, держите подонка!” Вот тебе и два дня в тюрьме. Это было слишком долго, больше туда не хочу.


Почему уехал из Португалии?

П: Родители переехали, ну а у меня другого выбора не было. Мы сначала полгода жили в Лондоне, потом переехали в городок Типтри, и уже потом — Ипсвич, место, где я вырос и провёл 12 лет своей жизни. После того, как мама ушла из семьи, я решил что-то менять и поступил в лондонский университет. Денег на собственное жилье не было, поэтому года два ночевал на полу дома у кореша, — об этом я тоже рассказываю в "Not For the Image”. В универститете на курсе звукорежиссуры я познакомился с Markul, который в свою очередь в конце 2011 года познакомил меня с Окси. Для нас обоих это было очень тёмным периодом жизни (смеется).


Как вы с Окси познакомились?

П: Марк уже тогда говорил, что у этого чела исключительные тексты, и мне следует с ним поработать. Я решил, что надо встретиться, когда он вернётся в Лондон в октябре. Вскоре после этого я натыкаюсь в сети на те видео, которые выкладывал Рома Жиган. И тут я такой: "Ну нафиг! С таким типом я работать не буду!” (все смеются). Ну ты понимаешь, это был вообще второй раз в жизни, когда я услышал его имя. В третий раз я услышал его имя, когда уже познакомился с ним лично. Этот чел приходит ко мне домой одетым как бомж: порванные "вансы”, длинная зеленая куртка. Ты же смотрел "Лондонград”? Вот он таким же был. Он был как (переходит на русский) мразь (все смеются). И этот парень, придя ко мне домой, выкурил тридцать сигарет за два часа. Мы с ним сидели в маленькой комнатке, где я писал бит на худшем в мире компе, на котором был установлен худший в мире Fruity Loops, замиравший каждые две секунды. Комп ещё и шумел, как самолет! А этот Окси курит и курит, курит и, сука, курит. Сижу и думаю: "Да что это вообще за тип? Сейчас мне хату провоняет!” Я, конечно, там тоже дымил, но это и рядом не стояло с тем, как курил он. Я запомнил, как он спрашивал у Марка по-русски обо мне: "Этот тип что, chillout-биты какие-то пишет?” Я не понял тогда смысл вопроса, но уловил про chillout-биты и меня это тогда выбесило.

Oxxxymiron: Потому что мне тогда нужны были биты помрачнее и пожестче. Но, кстати, вторым битом, который он спродюсировал за этим же компом спустя неделю после нашего знакомства, была "Неваляшка”.

П: Не-не, второй бит попал в проморолик "27.02.12.”, где стрёмный клоун ходил по улицам.

О: Точно! Это задумывалось как завязка для клипа на "Неваляшку”, но тот так и не был опубликован. Я его выпустил лишь спустя три года и в совершенно переработанной версии, а первую мне тогда в начале 2012-го скрепя сердце пришлось зарубить и не выпускать — она была совсем уж трэш.


Первая песня, которую Porchy спродюсировал для Oxxxymiron'a. Стала своеобразным манифестом и ребутом карьеры последнего.


П: В общем, Мирону очень понравился бит к этому видосу и мы решили продолжать сотрудничество. Потом случилась "Неваляшка” — причем, поначалу она мне не нравилась. Лишь со временем я заметил, что трек безумно популярен в России. Удивился. Позже посмотрел видео, где он выступает с парнем в маске и какими-то сучками — и понял, что нам с ним по пути. 

О: Порчи, ты забыл! Самой страшной темой была наша встреча под мостом!

П: Ой, блядь! 

О: Первой нашей встречей была домашняя смокин-сейшн. Вторая происходила в Кеннинг-Таун, он ведь тоже там жил. 

П: Он звонит мне ночью и предлагает встретиться под мостом в Кеннинг-Таун, поприсутствовать на съемках клипа к спродюсированной мною песне. Почему бы и нет? Помню, как ещё на подходе к мосту в нос ударил сильный запах ацетона. Он был повсюду. Спускаюсь ниже — запах становится всё сильнее. Потом замечаю Окси, с ним его тогдашняя девушка с бритой наголо головой, играющая в футбол жестяной банкой, и пьяный Ганз. А на земле — огромный горящий логотип с тремя "иксами” — именно его они нанесли при помощи ацетона. Думаю, что за масонская хрень тут вообще происходит?! 

О: Но потом мы его завербовали! (смеются)


Расскажите про Грин-Парк.

О: Изначальная тусовка сформировалась где-то в 2005-2006, задолго до моего прихода. Я с ними познакомился в конце 2007-ого. Порчи же по-настоящему присоединился только в 2012, когда я уже был в России. 

П: Знаешь, на что это было похоже в тот момент? Кучка русских, попивающих пиво в парке — и всё(смеются). Почти никто из них не занимался музыкой. Когда я присоединился, там уже не было прежнего единства, все двигались отдельно друг от друга. А раньше, до моего прихода, они были больше похожи на группу единомышленников. Фактически я застал самое тихое время этой тусы, но сейчас она собралась обратно в Green Park Gang в составе Damany, Den Bro, Markul, No Limit. Они даже успели проехаться с мини-туром по странам Балтии. Очень здорово видеть, как друзья воссоединяются. 

О: В этом году они присоединятся к нам на некоторых концертах. По факту, мы не теряли связь, но несколько людей из тусы испарились. Я улетел в Россию. No Limit пропал на 4 года — и теперь вернулся обратно, уже с двумя детьми. У Damany тоже ребенок, но он тоже по-прежнему в деле.

П: Сначала из Лондона свинтил Окси, потом он позвал и меня к себе. Я учился в универе, а он сказал: "Нахуй универ”. 

О: Первый визит Порчи в Россию выпал на февраль 2013, и это было очень эпично. Как раз мой второй большой тур с Booking Machine и Ильей Мамаем. Порчи ни разу здесь не был, ни разу не видел столько снега. Я должен был его встретить в Финляндии, но забыл дома свой паспорт, и меня не пустили на границе. Я попросил Ваню Rudeboy, которого наш португальский друг ни разу в жизни не видел, забрать его. По прилету Porchy сюда, мы повезли его прямиком в город Пушкин, откуда Ваня родом. Это неподалёку от Петербурга, Царское Село. И вот стоим мы посреди Пушкина у какого-то фастфуда, вокруг куча снега, — и тут мимо нас по дороге проезжает обычный старенький автобус. У Porchy чуть челюсть не отваливается. Он смотрит на этот привычный для нас вид транспорта и в недоумении спрашивает: "What the fuck is that?” Я ему: "Автобус”. Он сперва даже не поверил, достал телефон и почему-то начал его фотографировать. В ту же секунду я взглянул на эту ситуацию его глазами и понял, что видок у этой развалюхи, — знаешь, такой округленный корпус, с деревянными сидениями внутри, — производил впечатление, будто он в "Кин-дза-дзу” попал. 

П: А что это?

О: Это старая советская версия "Безумного Макса”. Первая аналогия, что пришла в голову.

П: Я таких автобусов в жизни не видал. Да я офигел вообще! Он даже выглядел не как автобус, а простой фургон. 

О: В глазах Порчи он будто приехал прямиком из девятнадцатого века (смеются)! Как из стимпанка.

П: А уж как я смеялся, впервые увидев тут полицейское авто! Оно чуть на части не разваливалось. Такое впечатление, будто в семидесятые попал. 

О: Фактически весь его первый год пребывания здесь можно описать как "Приключения португальца в России”. Всё было в новинку. Он не знал, что можно ловить машину просто на улице. Он был в шоке. Говорит: "Что, любую машину? Можно остановить, сесть и поехать? Лондонцам надо это перенять”. Первые полгода, когда он приехал сюда, — это, наверное, наши самые дикие дни. И десяти часов не хватит, чтобы всё пересказать. 

П: Я даже скучаю по тому чувству необычности и новизны.

О: Сколько говна в нашей жизни тогда происходило! Хаос! 

П: Забрав меня в аэропорту, они даже не дали перевести дух. Забрали мои сумки и повезли снимать клип.

О: А, ну да, по приезду в Пушкин, мы поехали снимать клип "Больше Бена”. Он был полностью снят в тачке спустя час после того, как Порчи приземлился. То есть, у него происходил полный разрыв шаблона, он абсолютно не понимал, что происходит.

П: Они на меня напялили какой-то пиджак. Говорят: "Надень!”. Я думаю: "Ну приехали!”


Безумие!

П: Хочешь безумия? По-настоящему безумная история произошла, когда я первые разы набухивался в России. Вызывал такси, но никогда не платил — убегал от водителей. Один раз в Петербурге я не смог вспомнить, как пройти в гостиницу, у меня не было денег на телефоне, так что я просто лёг спать на скамейке на улице. Проснулся я от того, что рядом стоял фанат и снимал меня на камеру. Он звал меня: "Порчи! Порчи!”. Я попросил его телефон, набрал Окси (все смеются). 

О: В итоге он попал в гостишку. Понимаешь, какое дело: вот уже 3 года, как я не даю интервью. Почему я отказываюсь? Если начну рассказывать о том, что происходило с нами за последние 4 года, — меня уже будет не остановить. Так что лучше и не начинать. Ты вот так бурно реагируешь, будто эта история — безумная, а это на самом деле цветочки, у нас таких ещё с сотню наберется. 


Порчи, расскажи, с кем из британских исполнителей ты успел поработать? Я слышал про Maxim из The Prodigy.

П: Моя давняя подруга Chronz, которую ты можешь помнить по участию в клипе "XXX SHOP”, познакомила меня с Shystie, одной из самых известных девушек-эмси Лондона. Я написал для неё пару битов, ей очень понравилось. Именно с тех пор я начал частенько наведываться в Лондон и знакомиться с новыми людьми. Одним из этих людей оказался P Money, нас познакомил общий друг. Работа с ним была тогда чем-то невероятным. Благодаря ему я научился нюансам записи с артистами, тонкостям общения. Понял, как надо держаться рядом с ними, не навязываться, выпрашивая разрешения поработать, а сохранять определенную дистанцию и рабочую этику, чтобы заслужить уважение как профессионал. 





Поработал с Ghetts. Было как: я состоял в продакшн-тиме Grind Time при лондонском артисте Rival. Тот попросил меня написать ему бит вместе с продюсером Skeamz, один из битов которого, кстати, Окси за пару лет до того использовал в песне "Мой менталитет”. 

О: Я же просто скачал тот инструментал онлайн. Песня вышла еще в 2010-ом, и буквально пару лет назад Porchy переслал Skeamz’у "Мой менталитет”. Тот, конечно, офигел, узнав, что песня на русском поверх его бита настолько популярна в России. Он же этот бит изначально написал очень давно дляпесни Chipmunk "Who Are You”.

П: Именно после этого я по-настоящему поверил в то, что в этом бизнесе у меня может что-то получиться. P-Money, Shystie, Ghetts — на то время именно они были моими любимыми эмси. Позже мой менеджер, который был другом Maxim, организовал нам встречу, — а я был огромным фанатом The Prodigy. Он услышал мой древний хит "Baby Girl” и пригласил меня в студию писать музыку и работать над припевами. Мы с ним много чего написали, но ни одна из тех песен так и не увидела свет. Ему нужен был эмси для DJ-сетов, и я познакомил его с Chronz, она до сих пор ездит с ним как эмси. Сейчас я работаю с Jimbo, продюсером популярной ирландской рок-группы The Script, собирающей сотни миллионов просмотров на YouTube. 


Подозреваю, что прибыв в Россию, ты услышал и русский рэп. Каким он показался тебе при первом знакомстве, и что ты думаешь о нём теперь?

П: О, это хороший вопрос! Поначалу я рэп на русском терпеть не мог. Он был говном. То есть, буквально. Серенький бумбэп, звучащий так, будто мы живем в девяностых. Я жил в Лондоне, городе, сотканном из различных музыкальных жанров. Прибываешь сюда — и музыкальное разнообразие сходит на нет. Только Окси тогда делал грайм и экспериментировал, поэтому я подумал: "Ок, хотя бы этот парень крут”. Что касается остальных, (переходя на русский) "я ненавижу русский рэп”. Спустя четыре года, которые я провел здесь, могу сказать, что жанр сильно развился. Я горжусь тем, что мне довелось поучаствовать в этом процессе. Уже ловил себя пару раз на мысли, что новая русская музыка мне порой нравится даже больше, чем британская.


В песне "Город под подошвой” Окси в отношении вашей концертной команды говорит, что "был чужой, но Охра, Порчи, Илья нынче больше чем семья”. Откуда такая сплоченность? Казалось, совместные разъезды по концертам не превращают людей в лучших друзей.

О: Полностью согласен.

П: У нас это выходит далеко за пределы гастролирования и совместного создания музыки. Мы вместе прошли большой путь, вместе переживали падения и взлёты. Говорят, семью не выбирают, но Окси и Ваня для меня стали важнее некоторых кровных родственников. Думаю, это Окси и хотел сказать своей строчкой: наша связь куда глубже музыкального партнерства. 

О: Думаю, и я, и Порчи на момент нашего знакомства, в тот период жизни нуждались в такой семье. Мы долгие годы встречали не тех людей. К моменту знакомства мы оба превратились в чрезвычайно настороженных парней из-за невероятно хуёвых ситуаций, в которых оказывались по вине окружающих. То, что мы сейчас называем друг друга "семьей”, не произошло в одночасье. Мы научились ценить нашу дружбу по прошествию нескольких лет и всей той кучи экстремальных ситуаций, в ходе которых каждый из нас мог не раз и не два подвести, сдать и подставить друг друга — и многие именно так и поступили бы в тех ситуациях. Но этого не произошло.

П: Скажем так, каждому из нас в одно и то же время наносили удары в спину. Мы сходу друг друга поняли.

О: Вообще, вспоминая последние пять лет, я ловлю себя на мысли, что наша встреча, как и встреча с Рудбоем и Мамаем, была чуть ли не предначертанной. Нас четверых — та строчка из "Города под подошвой” четко очерчивает этот ближний круг - объединяет человеческий фактор. Какими бы разными мы ни были, как бы порой ни срались, но с каждым годом я убеждаюсь, что все мы — хорошие люди. В сегодняшнем мире это звучит наивно и даже смешно, но на самом деле это сильно недооцененный момент в рэп-игре и музыкальной индустрии в целом. Посмотрите, команды постоянно разваливаются, а почему? Потому что хороших людей мало. 

П: Погодь, люди же постоянно говорят: "Этот Порчи — мудак!”

О: Так это понятно, про меня то же самое. Это хорошо, они и должны так думать. В той отрасли, в которой работаем мы, люди делятся на талантливых и порядочных. Встретить человека, в котором соединяются оба эти качества, — большая редкость. Мы осознали, что наше знакомство — очень редкий и счастливый случай. 

П: Даже в семьях есть проблемы, ты не думай, что у нас тут всё идеально. У нас часто возникают конфликты, но мы находим способ их преодоления и двигаемся дальше. Люди приходили и уходили, но мы остаёмся вместе. 


Порчи, пару лет назад ты прилетел в Россию, чтобы зарабатывать деньги…

П: Я сюда не за этим прилетел! Мне было интересно поддержать новообретенного друга и посмотреть новую страну.


Не верю.

П: Чувак, да мне мой университет платил, чтобы я в нём учился! Я тогда в неплохо устроился в Лондоне. Но, позвав меня в Россию, Окси сказал: "Приезжай, это будет настоящим приключением!” Он хотел, чтобы я был диджеем в его туре. 

О: Изначально автором этой идеи был Мамай. Он спросил: "А почему Порчи не может быть вашим диджеем?” Когда я ему предложил, тот поначалу ушёл в отказ: "Я ж не диджей”. А сейчас так прокачался, что по классу превосходит многих местных диджеев. Он может с моим мнением не соглашаться, но так и есть. 

П: Знаешь, я не против такого мнения! Меня устраивает. Главное для меня — заставить людей на концертах прыгать. Остальное не парит. 


Я же хотел спросить о другом. Предложи тебе кто-то за рубежом кучу денег, захочешь ли ты оставить свою "больше чем семью”?

О: О, мне очень нравится этот вопрос!

П: Знаешь, это зависит от стечения многих факторов (все смеются). Я точно знаю, если подобное произойдёт, я останусь членом семьи. Если мне предложат миллион — ясен пень, я поеду. Я хочу обеспечить себя на всю жизнь. 

О: Я больше скажу: если кто-то сделает Порчи щедрое предложение, и он откажется уезжать — я заставлю его согласиться. Пойми меня правильно: мы сейчас очень неплохо зарабатываем. Но если кто-то предложит ему существенно большую сумму, я буду только рад.


К песне о проверке гастрольной жизнью был снят самый мощный в карьере Oxxxymiron'а клип, набравший на сегодняшний день без малого 10 миллионов просмотров.


П: Если у меня будет миллион, я куплю нам с Окси шикарные тачки и хаты. Вся семья будет в выигрыше, если у меня дела пойдут в гору. Так же, как и мне идут деньги от многого, что делает Мирон.

О: На самом деле, возвращаясь к вопросу про туры и проверенных людей. Если ты хочешь узнать, каков человек на самом деле, возьми его в тур. Это напоминает экспедицию в горы, где каждый участник доказывает, из чего он сделан. К сожалению, большинство людей, в чьей стойкости ты уверен, удивляют в негативном плане. С другой стороны, часто те, на кого ты никогда не делал бы ставку, оказываются самыми стойкими. Мне кажется, никто из по-настоящему собирающих рэперов не ездят в туры — все летают или на крайняк передвигаются поездом. Мы — в фургоне. 24/7. Семеро мужиков. 

П: С вонючими ногами!

О: Уровень комфорта, в котором существуем мы, возможно, привычен для полуподземных рок-групп, которые ездят по стране вплоть до самых глухих населеннных пунктов, но не для рэперов уж точно. Мы так делаем не потому, что жадные и хотим заработать все деньги мира, а потому что это весело. И мы потихоньку превращаем такой гастрольный способ в нашу уникальную фишку. 

П: Что ты выберешь: лететь на самолете, где надо сидеть тихо-смирно, или ехать с друзьями на тачке, слушать музыку на всю и гнать?


Порчи, вопрос с подвохом. Я уже спрашивал об этом некоторых артистов, но мне интересно, что ответишь именно ты. "Горгород” или "Дом с нормальными явлениями”?

П: "Горгород”! Come on, блядь (все смеются)! Но мне очень понравился Скриптонит. 


Мы все помним эссе Оксимирона, в котором тот писал, как тебя взволновал "ДсНЯ”.

П: Я протащился! Я был счастлив, что такую крутую музыку делают в России. Его музыка замотивировала меня писать ещё круче. Этот чувак феноменален.

О: Ты в какой-то момент сказал: "Меня практически злит, что эту музыку написал не я”.

П: "Горгород” я люблю и слушаю до сих пор.


Ты такой не один! Это очень проработанная и серьезная запись.

П: (пауза, обращаясь к Мирону) Ты должен ему рассказать. Время пришло!

О: Ты серьезно? Хочешь превратить интервью в world exclusive? Worldstar!

П: Давай, братан! Мир должен знать!

О: Блядь... Хорошо, но мне сейчас придётся говорить минут 10. Как ты видишь, тут еще с нами сидит мой менеджер, я только что посоветовался с ней мельком и она уже тоже махнула рукой… Короче. Скажем так, кое-что произошло во время написания альбома. Я тогда пообещал себе: если альбом будет тепло встречен публикой, если люди поймут, что я хотел создать, тогда я расскажу эту историю. Если же альбом не зайдет большинству слушателей — я буду молчать об этом, поскольку иначе все расценят эту историю как оправдания с моей стороны. Так вот, как тебе известно, альбом по итогу был принят на ура, несмотря на первоначальное отторжение у тех, кто помладше, выиграл кучу разных номинаций и стал-таки своеобразным эталоном. Поэтому, чтобы уж оставаться честным перед самим собой и слушателем, мне придётся об этом рассказать. Чёрт, меня после этого стопудово возненавидят… 

П: Скажи им!

О: (длинная пауза) За исключением первого куплета в "Кем ты стал”, весь альбом был написан мною за три недели. 

(длинная пауза)

О: За последние три недели перед презентациями. 


Я как знал! Я сейчас подумал о всех тех отзывах, где отстаивалось мнение, что ты работал над ним на протяжение 4 лет!

О: Я так угорал! Даже не из-за критиков, писавших "И это все? За четыре года?”, сколько из-за серьезных положительных отзывов типа: "Уровень проработанности "Горгорода” лишний раз доказывает, что Окси писал его все эти 4 года”. 

П: Это были три недели безумия. 

О: Сейчас объясню поподробнее. Разумеется, я бы не смог создать проект такого масштаба полностью с нуля всего за 3 недели. Идея альбома изначально пришла при прослушивании порчивского бита весной 2013 года — этот бит в итоге в измененном виде лег в основу "Не с начала” и "Накануне”. Уже тогда я буквально за час придумал более или менее весь сеттинг и завязку. Стоило мне включить бит, передо мной тут же вырисовывалась картина вертикального города. Я не продумал ещё, почему он на горе, у меня просто сама собой появилась такая картинка в голове — летит вертолет, и под ним постепенно вырисовывается гигантская гора с городом. Следом появился и образ писателя, и завязка истории. Своей идеей и сюжетом я поделился с Porchy тогда же, весной 2013, когда мы были в туре. Но последующие два года я провел в эдаком параличе воли. Знаешь, почему я так долго оттягивал работу над альбомом? Потому что был пиздец как напуган масштабом затеи. 

До меня такого никто не делал. Многие говорят, что я повторил приём Кендрика Ламара с "good kid m.A.A.d city” — и да, этот альбом действительно был одним из главных источников вдохновения для самой идеи. Но Кендрику хотя бы не пришлось придумывать сеттинг с нуля, он использовал для него реальное, узнаваемое место и время: Лос-Анджелес, такой-то год. Моя задумка с созданным с нуля миром была куда глобальнее, а ведь я полностью осознаю ограниченность своих возможностей, тем более, рядом с такими, как Кендрик. Он — гений, а я — Окси. Одна лишь идея, что мне предстоит создать принципиально новое художественное пространство и внутриальбомный временной континуум, была настолько всепоглощающей и неподъемной, что я тупо не мог решиться на её воплощение. Начинал писать тексты — и следом отправлял их в урну. Не было искры. Я даже выкидывал песни целиком на протяжении 2014 года. Поэтому-то альбом столько раз и переносился. Поэтому и вышло видео, родившее ныне столь популярный мем про "перевернуть игру”, где Порчи сидел с грустным лицом на лондонской студии, а я не шибко уверенно тыкал факом в объектив. Уже тогда у меня было какое-то количество материала, но он меня самого не устраивал, и кроме части "Кем ты стал” из того времени ничего не выжило. 

П: Было много давления!

О: Да, испытание вторым альбомом — это сильная хрень. Это как второй роман у писателя — а ведь я решил довести эту параллель до логического конца с помощью фигуры Марка. Но тут следует сделать еще одно отступление. Кроме негатива и стресса, был и позитив. Пока откладывал написание альбома, я с каждым годом становился всё известнее. И я выпускал дохера музыки! Люди об этом забывают, но в промежутке между двумя пластинками у меня вышел тянущий на целый альбом "Mixxxtape 2”, состоящий целиком из новых песен на оригинальные биты — то есть, по факту, еще один альбом. Более того, многие считают его моим лучшим релизом. Альбомом я его не назвал лишь потому, что после "Вечного Жида” мне хотелось сделать нечто цельное, плюс у меня уже была задумка тотального, переплетенного "Горгорода”, только не было смелости ее воплотить. Оглядываясь назад, я отдаю себе отчет в том, что "Горгород” мог в текстовом плане быть на несколько порядков вывереннее, проведи я в работе над ним два месяца, шесть месяцев, два года. Но с другой стороны, это утверждение бессмысленно, так как я прекрасно понимаю, что этого бы попросту не произошло.

П: Андрей, помнишь, мы говорили о семейных ссорах, ноу хомо? Их было много перед тем, как он приступил к написанию альбома. В какой-то момент я сказал: "Чувак, ты либо заканчиваешь пластинку, либо я возвращаюсь в Англию”.





О: Я из тех, кто прокрастинирует, занимаясь тысячей других, зачастую сложных и ответственных дел, лишь бы не заниматься главным. Но все это не меняло того, что я постоянно ощущал зависший надо мной дамоклов меч второго альбома. А сел я за него лишь в тот момент, когда понял, что если не напишу сейчас, накануне презентации, не смогу взглянуть на себя в зеркало плюс друзьям и слушателям в глаза. То есть я запустил ситуацию, довел ее почти до катастрофы — и в последний момент вырулил во многом благодаря адреналину. Благодаря тому обстоятельству, что альбом целиком написан за три недели, он и стал настолько цельным. Я писал один трек — и параллельно с ним ещё четыре других, в тексте которых делал связывающие интерссылки. Я приведу один-единственный хардкорный пример того, как это происходило. Песня "Накануне” за исключением первых строчек, которые есть также и в "Не с начала”, целиком была написана за день до выпуска альбома, днем 12-го ноября. И самое сюрреальное дерьмо — это момент во втором куплете, где главный герой торопится любой ценой дописать роман — "лишь успеть бы к утру”. Это место, в котором мы с героем альбома пересекаемся: я в спешке, накануне выхода альбома и питерского концерта, едва успевая записывать неожиданно полившиеся из меня строчки, писал о писателе, который в спешке пишет "Где нас нет” накануне роковых событий. Это было невероятно странное эйфорическое ощущение. Многослойное переплетение реальности и вымысла, рекурсия — называй, как хочешь. Всю ночь мы записывали этот трек и скиты с нуля. 

Вообще запись этого альбома напоминала мне ситуацию, когда человек, удирая от огромного пса, способен перепрыгнуть трехметровый забор, хотя это противоречит законам природы. Нормальному человеку, в том числе мне, написать, записать и выпустить этот альбом за три недели не под силу, тем более, как правило, я пишу очень долго. С "Горогородом” же это получилось из-за невероятного выброса адреналина. Я не мог нормально спать на протяжении месяца. К тому моменту, когда я вышел на сцену в Петербурге, я не спал уже 60+ часов подряд. Причем об ускорителях речи не шло, потому что я не могу писать, когда я под чем-то. И вроде как даже неплохо отыграл концерт, хотя не помнил новых текстов, так как только что их написал. Пиздец полный.

П: Это странная фигня. Обычно, если человек не спит, он превращается в растение. Окси же подпитывался адреналином и начинал писать. 

О: Порчи тоже был вынужден писать и переписывать многие биты в последнюю минуту. Не думай, что все биты уже были готовы, а я на них просто запрыгнул. В последние недели мы всё делали синхронно. Например, "Башня из слоновой кости” была изначально совсем в другой тональности, а за два дня до выпуска альбома мы наугад поменяли бит, и он зазвучал намного лучше и эпичнее. О, точно, я хочу упомянуть в этом интервью двух людей, без которых этот альбом стопудово не вышел бы. Это записывавший, сводивший и мастеривший его Макс Кравцов, звукоинженер группы Кирпичи. Еще я благодарен его жене, которая не ушла от него и не прокляла меня, хотя он неделю буквально жил на студии, чтобы все успеть. Ты должен понять: мы выпустили альбом 13 ноября, кажется, в три часа дня, а за полчаса до этого Макс всё ещё сводил его из-за записанной в последнюю ночь "Накануне”. По этой причине один из треков альбома, "Кем ты стал”, оказался запорот. Он мог звучать куда круче, но нам банально не хватило времени. Но в целом Макс провёл удивительную работу и поразил меня как человек — вот с ним мы тоже как будто в тур съездили, причем самый хардкорный. Я, конечно, не хочу, чтобы это сейчас выглядело как речь актера, которому вручают "Оскар”, но необходимо рассказать об этих людях, оставшихся в тени. Второй человек, без которого бы не вышел альбом — мой менеджер Женя Муродшоева, которая осуществляла всю логистику и жизнеобеспечение нас во время записи, плюс психологически очень сильно помогла, когда уже даже у Порчи сдали нервы. У меня ведь до прошлого лета не было менеджера, я все, кроме концертов, делал сам. И без нее я бы попросту не закончил проект. 


(пауза)


Ну и раз уж на то пошло, сейчас добавлю еще одно разоблачение. Это ее голос на скитах. Эта идея пришла в последний момент, что для записи скитов надо брать не профессионального актера, а человека, который состоит со мной в тех же отношениях, что и Кира с Марком — я решил, что так будет, быть может, менее убедительно в плане актерской игры, но более трушно в плане тотального смешения реальности и вымысла. И я просто поставил ее перед фактом, что осталась одна ночь до релиза, и ей сейчас нужно будет записать восемь скитов — и это при том, что они еще даже не были написаны, а Женя ни разу в жизни даже не слышала свой голос на записи! В итоге закончила она к утру, и в целом, кроме, может, одного-двух мест, где проскальзывает фальшь из-за банального недосыпа, справилась она блестяще, особенно учитывая обстоятельства. Ох, это было жестко. Мы же до последнего не верили, что альбом "склеится” в единое целое, так как ранее слышали его лишь фрагментами. Но в итоге худо-бедно, но...

П: Ой, да перестань!

О: Он постоянно мне это говорит, мол, я прибедняюсь. Но говорю честно: если взять текстовое наполнение, то я не считаю, что этот альбом прямо настолько хорош, как о нём со временем стало принято говорить. А то даже критика была какая-то бесхребетная, и ругали его совсем не за то, за что следовало бы (зато теперь начнется, я чувствую!) Я вообще не считаю, что альбом глубокий. Да, затронуты вечные темы, но вместе с тем они же очень просты: конфликт власти и художника, роковая женщина, сделки с совестью и т.д. Тот факт, что альбом превратился в настолько заметный культурный феномен в столь короткие сроки, — это говорю не я, а сотни статей, ему посвященных — говорит не только о качестве релиза, но и об удручающем состоянии современной русской массовой культуры. В альбоме всё просто, и я уж точно не вплетал туда скрытые смыслы, додуманные подростками в сети. Задачи, которые я перед собой ставил, были скорее техническими концептуальными задачами, с которыми сталкивается автор. Можно ли создать убедительный, непротиворечивый мир с нуля, не прибегая к какой-либо визуализации, объяснениям или сноскам, исключительно в аудио-формате, причем на 90% зарифмованном? Оказалось, что можно. Можно ли при этом избежать авторской речи, ограничившись только монологами — внутренними и внешними? Оказалось, что возможно и это, в альбоме нет моей речи. Можно ли пойти еще дальше и написать понятный линейный нарратив о человеке, целиком составленный из разрозненной прямой речи, которую он слышит на протяжении жизни? Трек "Где нас нет” доказал, что и это возможно. Но на момент написания альбома я этого не знал, а задач было в разы больше — рассказать о себе и последних годах своей жизни, при этом не рассказывая о себе, ибо заебало; научиться говорить эзоповым языком; перенести кинематографические приемы на текст — все эти стопкадры, фальстарты, зум-ины, без которых альбом бы не ожил. И можно ли, черт возьми, все это сделать именно в рэпе, не понижая качество флоу и рифм? Поэтому я медлил, откладывал и сомневался. Я мог давным-давно сделать то, что от меня ждали — альбом о рэпере Оксимироне, с баттлрэпом, рэпом о рэпе и всем тем, к чему привыкли люди, но на тот момент мне это было совершенно неинтересно. В итоге я рискнул, и все получилось. Плюс мы и подумать не могли, что "Горгород” произведет такой фурор.


ВТОРАЯ ЧАСТЬ:
 
То, что вы так ждали: продолжение нашумевшего интервью Porchy и Oxxxymiron'a для The Flow.
Комментарии
 
25



Вторая часть нашумевшего интервью Oxxxymiron'a и его битмейкера/компаньона/друга Porchy, у которого в первых числах апреля выходит дебютный релиз "King Midas", — о ночёвках в баре "1703", загадочном объединении Kultizdat, фейковой дружбе и песне-меме "Крыса-стукач" — всё, что вы хотели знать и даже больше.

Первую половину лонгрида ищите по этой ссылке.



Меня всегда интересовало, как проходит ваш творческий процесс. Порчи, как ты узнаешь, о чем читает Мирон? Он переводит тебе песни построчно или пересказывает в общих чертах?

Порчи: Порой Окси просто объясняет концепцию и настрой. Но, как правило, переводит мне всё целиком. Я ведь должен понимать, что происходит поверх моего инструментала. 

Оксимирон: Случается, что, когда я перевожу ему свой текст, мы начинаем сообща вносить правки. Он, кстати, чуть ли не единственный, кому я реально объясняю свои тексты, потому что иначе просто не получится работать. Во всех других случаях у меня на декодинг своих же текстов жесточайшая аллергия, это же дико унизительно.

П: Кстати, мы даже вместе иногда продюсируем, он вносит изменения в бит.

О: Ой, не преувеличивай! В последний раз я продюсировал в древней программе Hip-hop eJay, когда мне было 15. Просто иногда подсказываю кое-какие идеи по инструментам.

П: Что касается полноценного творческого процесса, то чтобы писать классную музыку, я должен быть один, Окси — тоже. Если я пишу бит, рядом не должно быть ни души. 

О: Я не могу писать, когда кто-то рядом. Это моя главная проблема. Если кто-то находится со мной в одной комнате, не выйдет ни строчки. Это как старая тема про "не могу сходить отлить, когда кто-то смотрит”. Вообще я всегда считал, что хороший бит — это 80% успеха песни, и свою задачу как эмси, как артиста, я вижу лишь в том, чтобы этот бит не испортить. Когда я впервые слышу крутой бит, понимаю, что он "тот самый”, и начинаю подбирать под него флоу — вот это момент чистейшей эйфории. Все последующие шаги — непосредственно написание текста, запись, отслушивание демок и сведения — скорее раздражает и редко доставляет удовольствие. Иногда схожий катарсис переживаешь на выступлениях, но это все равно не то. Если бы меня кто-то мог спалить, пока я слушаю новый бит и подбираю к нему нужный флоу, они бы увидели, как я часами нарезаю круги по квартире, бормочу и кричу что-то нечленораздельное. 

П: Это правда! Если во время гастролей я даю ему бит, он просто уходит, чтобы его никто не видел. 

О: Эти минуты лучше любой наркоты, лучше секса, даже лучше секса под наркотой. Всё, что идет после — вопрос терпения, дисциплины и скиллзов. Уже есть нужный флоу, уже сформировалась идея для песни, и всё, что остаётся сделать — найти нужные слова для передачи идеи посредством выбранного флоу. Это уже скорее ремесло, а не творчество, и во многом механическая работа. Творчество — только в первом озарении от бита.

П: Я уже научился распознавать это. Если он начинает уходить на прогулки — он что-то ищет. 

О: Бит — мой пёс! Я его выгуливаю (все смеются). Порчи вообще по-другому работает.

П: Я могу писать тексты на глазах у всех, не проблема. Если же речь заходит о создании крутого инструментала, то тут мне важно находиться одному. Когда это происходит, я начинаю походить на какого-то безумного профессора. Дома бардак, по квартире расставлены грязные чашки, а я хожу и, не замечая мира вокруг, подбираю мелодии. Бывает, что услышав где-нибудь в туре красивую гармонию, я ее напеваю на диктофон, а по возвращению домой сразу сажусь воплощать её в музыкальную форму. 

О: Он мне без конца шлёт войсмейлы в Telegram с пропетыми битами. "У меня ещё одна идея! А вот это послушай!” Как же ты заебал! (все смеются) Иногда он пишет биты прямо в дороге, в нашем фургоне, где-нибудь между Барнаулом и Красноярском. 

П: Скелеты битов, да. Уже потом я приношу его в студию и начинаю усложнять, обвешивать. 



Окси рассказывал, что ты помог ему с несколькими вокальными партиями и припевами на "Горгороде”. Что это были за песни?

О: Начну с того, что вокал Порчи уже давно звучит на моих хуках. Первой моей песней, где его можно услышать, была "Неваляшка”, на припеве. С "Горгородом” связь еще более крепкая: его вокал — это фундамент всего альбома. Сначала был только голос Порчи. Именно с его вокала, пары мелодических ходов, записанных на кухне моей старой квартиры, стартует интро альбома. Он это напел глубокой ночью, в копеечный микрофон, и это гипнотическое пение как раз и вдохновило меня на выдумывание Горгорода.

П: Timbaland постоянно использует свой вокал в спродюсированных песнях как инструмент. По припевам я Окси не помогал, а давал указания общего характера. Когда он запел в "Слово мэра”, я офигел! Окси поёт! Гармониями!


Порчи, тебе не кажется, что сейчас твоя аудитория — это исключительно те, кто слушает Мирона?

П: Не согласен. Большинство слушателей, конечно, узнали обо мне благодаря Окси. Но многие вообще не слушают рэп. У меня есть способы заинтересовать всех.

О: Неверно считать, что его аудитория ограничена моей. Как минимум, процентов 30% его слушателей — это Польша, где он прославился благодаря работе с тамошними звездами Popek, Matheo, Wuzet. С последним снял клип в Лондоне на трек с хитовейшим припевом. Порчи общается с польской диаспорой в Лондоне, и скоро мы, когда наконец выкроим время, поедем в Варшаву работать над треками. Кроме польской, есть существенная португальская фанбаза. Не факт, что эти люди вообще знают о моём существовании, так что Порчи там известен целиком благодаря себе, без "протекции” с моей стороны, там у него уже налажены контакты. Самые известные португальские рэперы — поклонники его творчества, в том числе легенды тамошней рэп-сцены.

П: И не забывай про Великобританию. Ещё, как минимум, 10% моей аудитории. Постоянно происходит так, что выпуская музыку здесь, в России, я получаю комментарии англичан, следящих за моим творчеством. Под моим клипом трехлетней давности "Stay There” — комментарии от людей со всего мира. Даже чуваки в Токио слушают нас! 


Первый после визита в Россию сольный клип Porchy, снятый командой Cuts & Scratches где-то между Лондоном, Петербургом и Киевом.


О: У Порчи в треках ведь отсутствует языковой барьер, который есть у меня: даже американцы, которые, как правило, угорают с британского акцента, прутся. Вообще надо отдельно отметить, что мы не собираемся превращать Порчи в артиста формата "Веселый рэпер-иностранец для российских любителей экзотики”. Его здесь любят, его здесь слушают, да. Но цель у нас глобальнее, разумеется. Если бы он при всей своей универсальности был готов сузить свои приоритеты, скажем, только до пения или только до продюсирования, то уже бы повсеместно взорвал. Но он постоянно двигается в нескольких направлениях одновременно — а это и хорошо, и плохо. Я убежден, если он будет придерживаться какого-то одного курса, станет очень и очень большой звездой — вопрос лишь в том, нужно ли ему это. Давай называть вещи своими именами: мы зарабатываем деньги в России сейчас, Порчи зарабатывает деньги в России сейчас. Он любит российского слушателя, слушатель отвечает ему взаимностью. Но его сфера интересов выходит далеко за пределы этого круга. Потенциально он — гибрид продюсера и артиста без географической привязки. К тому же, если я всё ещё и остаюсь немного социофобом, то ему удается в два счета наладить контакт с людьми из любых стран и социальных слоев. Он может путешествовать где угодно и легко налаживать связи. И пока он не решил однозначно, на чем именно он хочет сосредоточиться — на пении, читке или продюсировании — нашим приоритетом будет всесторонняя экспансия. 

П: Большие артисты из различных стран слушают мою музыку. Я говорю о реально больших. The Prodigy слушают мою музыку, The Script, топ-рэперы Польши и Португалии. Я работаю с рядом сидящим парнем — он тоже слушает мою музыку. 

О: Даже русские артисты, которые не нравятся мне, слушают его музыку. 


Почему же твой продакшн так редко можно услышать в песнях других русских рэперов? Припоминаю лишь две у L’One.

О: Просто Порчи заперт в подвале и продюсирует только для меня! Да не, на самом деле я всегда поддерживаю его работу с другими артистами. Раньше еще давал какие-то советы в плане того, с кем имеет смысл работать, но теперь он и сам ориентируется в нашей урбан-сцене.

П: Всё проще: у меня куча дел. Я пишу свои песни, продюсирую свои песни, езжу на гастроли, работаю с артистами из других стран. Времени не хватает. Я нередко выступаю в качестве сопродюсера у других русских битмейкеров. Так, я помогал с написанием музыки Жаку-Энтони, Loqiemean и другим.

О: Loqiemean — супер-крутой! У него вот-вот выйдет релиз "MLDB”, там будет много наших ребят. Вокруг нас появляется все больше людей, с которыми нам приятно работать. Повторюсь, как человек, которого долгие годы окружали сомнительные персонажи, я начал ценить в людях не только талант, но и вайб, настрой, который они привносят. Конструктивный вайб. Что бы обо мне ни думали окружающие, но те, с кем я общаюсь и работаю вместе, знают, что я вовсе не негативный тип. И от других я жду того же. Талантливый человек, приходящий при этом с негативным настроем — с завышенной или заниженной самооценкой, с желанием самоутверждаться за счет других или наводить свои порядки в чужом монастыре — скорее помеха, чем находка. Раньше я этого не понимал. Сейчас, видя талантливого человека, чьи человеческие качества меня смущают, я всегда держу его на расстоянии, даже если мы сотрудничаем.

П: Я всегда говорю: "Нахрен негатив!”. Люди, несущие негатив, не выживают в нашем бизнесе, даже если поначалу кажется, что они выигрывают.

О: Опять-таки, просто быть позитивным челом тоже недостаточно. Ты, блядь, в первую очередь должен быть талантливым.

П: Конечно, просто не нужно быть фальшивым. Ты не можешь каждый день ходить улыбаться и быть со всеми обходительным. Не подумай, что мы какие-то хиппи. Речь об адекватности.


То есть "семья” будет расширяться?

О: "Семья” — это мы вчетвером-шестером максимум, причем это уже считая наших друзей, не занимающихся музыкой. Не надо смешивать семью с тем, что называется "extended family”. Когда я говорю о новых позитивных и талантливых ребятах вокруг нас — считай, что я говорю о кузенах. Это все-таки не родные братья: кузены могут быть близкими, а могут не быть, ну ты понял. Это процесс привыкания друг к другу. И вот сейчас у нас появляется всё больше таких двоюродных-троюродных братьев, с которыми мы хотим сотрудничать, которых я хочу продвигать. Я ведь не хочу быть жадным относительно своих информационных ресурсов. В каждой соцсети, где я зарегистрирован, на меня подписано более трёхсот тысяч пользователей. Было бы смешно, используй я такой ресурс лишь для себя — я и так постоянно выкладываю ссылки на всякую всячину, но хочется помогать стоящим людям инфоподдержкой уже более целенаправленно. Но ты же знаешь, что я думаю о лейблах? Коммерческих структур в музыке и так навалом. Я хочу подойти к этому вопросу с другой, менее прагматичной стороны. У нас зреет единый, хоть и пестрый фронт, эклектичное движение талантливых артистов, где будет представлен не только рэп, но и электронная и гитарная музыка, изобразительное искусство и многое другое, зачастую взаимоисключающие штуки даже. Хочется, чтобы происходил обмен творческой энергией, этакий взаимообогащающий процесс, а не контрактно-лейбловая история. И первые плоды такого сотрудничества появятся уже в этом году, уже очень скоро. Kultizdat, baby!


Порчи, всегда хотел узнать, почему вы с Мариной Кацубой сделали одинаковые татуировки?

П: (смеется). Татуировка с числом "22”, да. Эти цифры сопровождают меня всю жизнь. Стоит мне увидеть на циферблате часов "22:22”, всегда думаю про себя: "Четырнадцать миллионов, четырнадцать миллионов”. Столько бабок я в итоге хочу. Всю жизнь хотел себе такое тату. Во время первого моего визита в Россию, Мирон познакомил меня с Мариной, и сразу при встрече она подарила мне сборник своих стихов, озаглавленный "22”, представляешь? Я офигел. Говорю: "Ты шутишь? Что происходит?” Она сказала, что это тоже её счастливое число и предложила: "Может, нам стоит сделать с ним татуировки?” А почему бы и нет! Это же приключение! Говорю: "Мы с тобой только что познакомились. Ты крутая. Почему бы нет?” Это был спонтанный порыв, а на тот момент у меня ещё не было большого количества татуировок. Мы таким образом установили коннект, теперь она моя тату-сестра (смеется).

О: В таком случае у меня штук сто тату-братьев и тату-сестер по всей России, с которыми я даже не знаком, но которые перебивают себе мои тату.

П: Ты их тату-отец, получается.

О: Нет! В таком случае я от них отрекаюсь.




Совместная песня артистов, одной из главных тем которой является преодоление творческого кризиса.


Порчи, расскажи об интернациональной команде, поработавшей над "King Midas”.

П: Она настолько большая, что я буду сортировать участников по странам. Россию представляют Loqiemean, Жак-Энтони, ATL, Oxxxymiron, I1, ОХРА, stereoRYZE, и это далеко не весь список. Англию — Kaze Beats, Dope x Broke, Jerome Da Chef, ещё со школы являющийся моим лучшим другом, именно он научил меня читать рэп. Sane Beats, который также спродюсировал нашу с Окси песню "Earth Burns”. Jimbo Barry, работающий с The Script. Zeph Ellis, более известный как Dot Rotten — человек, с которого я всю жизнь брал пример, и который известен всем, кто следит за граймом и британской музыкой в целом. Он всегда мог сделать что угодно: продакшн, припев, крепкий рэп-куплет. Все эти годы я работал по его схеме — и мы в итоге посотрудничали на одной из песен микстейпа. Круг замкнулся. Еще одна моя школьная подруга Sasha Claxton, актриса. Damien из дружественного коллектива Regime.


О: Невероятный тип, кстати, хоть и малоизвестный! Он вроде как работает моделью, а ему бы заняться музыкой плотнее — получается очень сильно.

П: Польшу представляют Popek, Matheo. Над альбомом Popek мы работали несколько лет назад, помните дикий клип "Pain Be My Guest”? Куплет оттуда я всегда читаю на концертах. Matheo — это польский Timbaland, артист, с которым все хотят работать.

О: Причем, с Timbaland’ом он тоже работал.

П: А теперь работает со мной! Из Риги — продюсер Sillins Beats. Португалец Jaime Menezes, участник коллектива Dope x Broke, соавтор музыки к "Кем ты стал”. Есть ещё австралиец SickDrumz. 

О: И он это все называет микстейпом, понимаешь?! Хотя это все авторский материал, написанный специально для "King Midas”.


Почему сам не спродюсировал собственный релиз?

П: У меня типичная болезнь продюсеров: я не люблю, как звучит мой голос на моих же инструменталах. Продюсеры терпеть не могут продюсировать свои же песни. Тем не менее, я к этому приду, ведь в таком случае буду руководить процессом от и до. 


На твоей Soundcloud-странице я увидел название "Caught A Star”. Покопался — и обнаружил инфу, что это созданный тобой продакшн-тим. Расскажешь о нем?

П: Я собираю свою армию битмейкеров по всей Европе, наращиваю войска. Нахожу удивительных битоделов, которым и 18 лет не исполнилось. Битмейкеры всё молодеют. Это почти как история с 5-летним сыном Swizz Beatz, спродюсировавшим песню на последнем релизе Кендрика. Настоящие вундеркинды!

О: У названия "Caught A Star” интересная история. Наш общий лондонский знакомый — не будем называть его имя — был очень раздражен из-за того, что мы не отвечали на его звонки и имейлы во время нашего длительного гастрольного тура. Из-за занятости, конечно же. Он офигенный парень и отличный друг, но в тот момент он подумал, что мы поймали звезду. А он — русский и не очень хорошо владеет английским. В общем, когда мы сами же его вызвонили и призвали к ответу за сказанные в наш адрес не шибко лестные слова, он пытался объяснить это Порчи на английском, но перевел идиому "поймать звезду” дословно, "caught a star”. Порчи нифига не понял, конечно же, ведь такого выражения в английском не существует, пришлось объяснять. И мы тогда с Порчи одновременно прикинули, что эта фраза звучит по-английски довольно-таки круто и необычно. Тогда же он решил, что его продакшн-тим будет называться именно так, а Луперкаль нарисовал к нему логотип со звездой, зажатой в кулаке. Это крутая история, потому что нечто конструктивное родилось из негатива. Опять. 


В одной из песен микстейпа есть строчка: "Не понимаю, почему все набиваются ко мне в друзья”. Это такая уж проблема для тебя?

П: Это непросто объяснить. Да, все внезапно захотели дружить, потому что я вроде как известен и провожу много времени с определенными людьми. Большинство из таких набивающихся в друзья людей делают это вовсе не из искренних побуждений. Это дико! Я понимаю фанатов, которым нравится музыка, и которые хотят сделать селфи и заговорить с тобой. Но кроме них есть целая категория людей, которые постоянно тебе названивают и злятся, если ты им не отвечаешь, считают, что ты им что-то должен.





О: Большинство забавных ситуаций возникает из-за того, что люди не догадываются о том, что Порчи хоть по-русски и не говорит, но многое понимает. Плюс он весельчак, но далеко не клоун, и не обязан никого увеселять, а люди порой не чувствуют эту черту и садятся на голову. Таких приходится обрубать, если они не понимают вежливых намеков.

П: Я — парень веселый, но веселым нельзя быть всегда. Доходит до того, что ко мне начинают докапываться: "Эй, ты почему такой серьезный сегодня?” 

О: У нас у обоих есть, скажем так, тёмная сторона, у каждого своя. Она составляет, по меньшей мере, половину того, кем мы являемся. Думаю, это еще одна из причин, почему мы сдружились. Но окружающему миру мы эти стороны стараемся не показывать, зачем грузить людей. И недалекие люди порой решают, что Порчи этакий светлый дурачок. Это очень забавно.

П: Я люблю прикинуться дураком, тогда те, кто втайне желают зла, моментально выдают себя, думая что я нихера не понимаю, тем более в чужой стране на чужом языке. Но я очень хорошо умею различать характеры и типы людей, считываю язык их жестов и мимику.

О: Да, кстати, проверено не раз. Это для всех, кто думает, что мы не замечаем их двуличности, например. Точно так же, если я вежлив и доброжелателен в общении — а я стараюсь быть таким всегда — то это ещё не значит, что мы братья. Я вам не друг, не знакомый, я просто стараюсь вести себя как профессионал.


А от тебя ждут чего-то другого?

О: Многие почему-то ждут негатива и снобизма. Если же в ходе общения на их негатив или подколы ты отвечаешь невозмутимым позитивом, многие люди начинают думать, что ты от них без ума. А когда они так думают, начинают позволять себе еще больше и наглеть. Мы с Порчи легко можем схавать неприятный комментарий, забить на конфликты и махнуть рукой, позволив человеку быть таким говном, каким он захочет, почувствовать себя королем положения. Наше эго в сравнении с эго таких людей невелико. Но вместе с тем существуют границы, и когда последняя из них пройдена, человек для меня попросту перестает существовать, без права реабилитации. И поверь, люди, которые попали в эту зону, слишком хорошо знают, о чем я говорю.

П: Я куда импульсивнее. Я же из Португалии, это в крови! Если кто-то пересекает черту, я тут же ставлю его на место. Порой я даже не отдаю себе отчет в действиях — сначала делаю, потом думаю. Это плохое свойство, но оно не раз мне помогало по жизни.

О: Это не мое. Но и мстительным меня не назвать. Есть древняя китайская пословица, из даосизма, которую мне рассказал отец, когда я был маленьким: "Если долго сидеть на берегу реки, можно увидеть труп проплывающего врага”. Это принцип, по которому я стараюсь жить, и которому я пытаюсь обучить Порчи.

П: Не, братан. Это не по мне. Я лично эту реку трупаками наполню (все смеются)! 


Порчи, на "King Midas” есть песня "1703”, в которой сказано, что в этом баре у тебя пожизненный абонемент бесплатного алкоголя. Это правда?

П: Нет, но после такой песни я рассчитываю на это! Больше тебе скажу: именно я нашёл это место, бар "1703” (место проведения баттла Versus — прим. редакции). Это произошло в ту же ночь, когда Окси познакомил меня с Кацубой. Мы всю ночь отрывались, и в районе 7 утра пьянющими оказались на улице, где расположен бар. Я увидел вывеску и говорю: "Давайте все пойдём туда!” Они меня стали отговаривать, прикинь! "Порчи, ну зачем? Не ходи!” Я открываю дверь и с порога кричу: "What’s up!” Бармен ответил мне на английском, я поворачиваюсь к Окси и Марине: "Идём внутрь, тут разговаривают по-английски!” После этого мы стали туда наведываться еженедельно.

О: Это происходило еще задолго до старта Versus, весной 2013. Именно Порчи рассказал Ресторатору и другим про этот бар. Благодаря ему Versus пришёл сюда.


Слушай, для тебя в таком случае бар действительно должен быть бесплатным.

П: Вот и я о том же! Уверен, мой новый трек будет там играть каждые выходные.


Насколько с тех пор изменилось это место?

П: (все смеются) Мы убили бар. Буквально. Люди совершают паломничество туда, чтобы нас встретить. Блин, раньше это было моим любимым местом отдыха, а теперь, чтобы протиснуться к барной стойке, мне нужно пройти через двадцать "А можно селфи?”. 

О: Мы не думали о таком повороте, косвенно рекламируя это место. Оно и прежде не было клубом для избранных, но об этом месте мало кто знал. Очень простой, очень крутой андеграунд-бар, обладающий в то же время уникальным вайбом. 

П: Я засыпал в нём не один и не два раза. Меня тормошили, говорили: "Ещё по одной!”, мы выпивали, и я обратно засыпал, сидя за столом. 

О: В моей жизни был такой период — длился он где-то год-два — когда я пил каждый день. Не выпивал, а пил. К тому моменту Порчи уже присоединился к нам в России. В общем, я нередко в этом баре, как бомж, оставался ночевать.

П: То же самое! Два дня подряд мог оттуда не выходить.

О: Тем не менее, никто не знал об этом месте. Если честно, всё разрушил даже не я, а Versus. Поначалу, когда они захотели баттлиться в нём, мы подумали: "Почему бы и нет?” Тогда же никто не знал, что Versus так взлетит. Плюс всё стало совсем мрачно после моей татуировки, тут я сам виноват.

П: Сейчас этот бар как музей!

О: Да, а мы в нём — экспонаты. Мы его по-прежнему любим, много людей там постоянно зависают, но теперь, если я захожу туда вечером в субботу, — это как фотосессия. Если бы я писал книгу о своей жизни, "1703” был бы отдельной её главой.


Когда вы были там в последний раз?

П: На прошлой неделе.

О: Да? Я тоже (все смеются). Сейчас будет отмазка: я забежал днём буквально на полчаса. Мне нужно было отдать кое-что бармену, моему хорошему другу — но даже в такое не особо барное время меня там перехватили ребята, чтобы сделать фото. Это круто, но бар мы потеряли.

П: Слушай, моя PS4 сейчас там. Пока я работал над микстейпом, решил отнести её, чтоб не отвлекаться. 


Порчи, многие интересовались, превратишь ли ты когда-нибудь мем "Крыса-стукач” в полноценную песню?

П: А-а-а! Всё может быть. Жизнь — штука непредсказуемая. 

(C) THE-FLOW

01-04-2016 Категория : Статьи | Добавил : Perwiy | Теги : Просмотров : 1 021 :


На этой странице вы можете скачать бесплатно Oxxxymiron и Porche "Большое Интервью" (01.04.2016) без регистрации и оплаты. Для вашего удобства, материал размещен на нескольких популярных файлообменниках где вы сможете скачать быстро и на высокой скорости. Вы так же можете дать оценку Oxxxymiron и Porche "Большое Интервью" (01.04.2016) (2015) и оставить отзыв о релизе или выразить ваше мнение о творчестве исполнителя. Если данный материал нарушает авторские права исполнителя, сообщите об этом через обратную связь. Rap-content.ru представляет материал исключительно в целях ознакомления